Корзина
1378 отзывов
Сертифицированная компания Prom.ua
Контакты
ПРАВОСЛАВНЫЕ КНИГИ — ПОЧТОЙ
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+380509033511Vodafone UA
+380675947957Skype/WhatsApp
+380933452333WhatsApp/Viber
+380512360338Городской
Николай
УкраинаНиколаевская областьНиколаевпр. Центральный, угол ул. Декабристов
serodion1
+380675947957
+380970206021
+380675947957
НОВИНКИ ПРАВОСЛАВНОЙ КНИГИhttps://www.facebook.com/pravpochta.com.ua/
НОВИНКИ ПРАВОСЛАВНОЙ КНИГИhttps://ok.ru/group/53185828618381/
ПРАВОСЛАВНЫЕ КНИГИ - ПОЧТОЙhttps://www.instagram.com/pravpochta.com.ua/
Карта

Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский

 Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский
  • В наличии

125 грн

 Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский
125 грн
В наличии Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский
Купить
+380509033511
Vodafone UA
  • +380675947957 Skype/WhatsApp
  • +380933452333 WhatsApp/Viber
  • +380512360338 Городской
Купить
+380509033511
Vodafone UA
  • +380675947957 Skype/WhatsApp
  • +380933452333 WhatsApp/Viber
  • +380512360338 Городской
  • График работы
  • Адрес и контакты
возврат товара в течение 14 дней по договоренности

 

  Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский. Издательство Русская неделя. 2015 г.192 стр. Переплет мягкий. Бумага офсетная. Размер 145 х 200мм

Ребенок на пороге царства. Священник Владимир Зелинский

Книга, которую вы видите перед собой, написана известным православным автором, священником Владимиром Зелинским, служащем на православном приходе итальянского городка Брешия. Можно сказать, что эта книга одна из самых необычных как по своей форме, так и по содержанию. Все, кто ее читали, отмечают очень красивый, поэтичный язык автора, а также то, что чтение этой книги похоже на личный разговор с автором. Книга не имеет привычной книжной структуры. Главы этой книги как бы состоят из отдельных фрагментов, где перемежаются размышления автора, цитаты и мысли великих, отрывки из Священного Писания и даже стихи. Сам автор, когда его прямо спросили о жанре этой книги, ответил, что она - «букет, веер, гербарий, мозаика различных интуиций». Несмотря на то, что в заголовке есть слово «ребенок», эта книга не о детях, не о воспитании, а скорее о том, как человеку взрослому и вполне сложившемуся найти в себе что-то детское и тем самым приблизиться к Царству Небесному.

Содержание

На пороге озарения (Ольга Шульчева-Джарман)

Народ-ребенок, или Евангелие от «малых сих»

Мысль как любовь, любовь как речь

Церковь возраста Христова

Слово, играющее на свирели

Простота, сиротство, святость

«У водоразделов мысли»

«Новая тварь?»

Эхо первозданного Горна

Детство как теофания. Цивилизация ребенка

Павел Зелинский. Между гармоний и неуловимостью

 

Евангелие, да и все Священное Писание во всей его полноте, обладает той особенностью, что с любой страницы, а то и строки, может развернуться во всю даль панорама целого, всего, что Бог пожелал показать или рассказать нам. Любая притча, история или беседа непременно подводит нас к краю, за которым, как говорит Апостол, - бездна богатства и премудрости. Но глубина бездны предстает человеческому взгляду по-разному в зависимости от того, с какой стороны - церковного предания, культурного наследия или строя души - пытаться в нее заглянуть. Когда мы приближаемся к ней из страны Востока (здесь, увы, не обойтись без географических схем), то уже на первых подступах нас встречает та премудрость, которая устами сонма учителей и бесчисленных молитв, домашних и литургических, говорит нам, что нет для христианина более важного дела, чем победа над злым, падшим миром в себе, т.е. удрученное покаяние и противоборство с лукавым. Ибо род сей изгоняется только молитвой и постом (Мф 17,21). И коль скоро мы всерьез, всей волей и крепостью в это противоборство вовлечены, нам уж для прочих, даже и самых благих дел на земле, ни сил, ни времени, ни особого интереса как-то не останется.

Лишь на Востоке (в духовном, понятно, смысле) голос с небес говорит монаху: «бегай, Арсений, людей и спасешься», и Арсений, возжелав спасения, бежит (а за ним – тысячи безвестных учеников его со слухом сердца, настроенным на тот голос), если не в раскаленную, если не в ледяную пустыню, то в тихую обитель, во внутреннюю клеть, дабы отдать себя подвижничеству, неустанной «невидимой брани» и стяжанию Духа. На духовном же Западе, хоть он, конечно, о невидимом по-своему тоже печется, юношу, движимого Духом и апостольской ревностью, сердечный голос посылает на иную брань: идите научите все народы. «Дерзай, брат, - шепчет ему Ангел - трудись, делом яви любовь к сидящим во тьме, чтобы весть Христова дошла и до них, не ты будешь им говорить, но Дух Святой». «Нет обращения без миссии, а миссии без обращения», - учит нынешний Архиепископ Парижский. Обращение – не только радость, но и приказ, оно может послать тебя и к таким народам, которые еще века два-три назад запросто могли содрать кожу со снедаемого ревностью просветителя или накормить им свое племя, или просто туда, где климат кровожаднее всякого людоеда. Но не кому иному, а тебе именно сказано: Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас (Ин.20,21). Ныне Отец посылает тебя, иди, проповедуй, не жалей башмаков, не экономь усилий, не считай ни дорог, ни часов... Не пойдешь, языкиостанутся без Слова Жизни и будешь первый же истязуем скребущей совестью, неисполненным долгом, что равен измене, да еще и снисходительной улыбкой братьев. Не под силу тебе просвещать дальних, орден – коему без остатка принадлежит и само твое обращение - пошлет тебя к ближним, тем, которые под боком. Здесь устраивай для них классы катехизации, спортивные площадки, детские лагеря, дабы и спорт и отдых соприкасались с домом Божиим, проповедуй на улицах, на дискотеках, вырывай древнейшую профессию из челюстей порока (сам оставаясь неузвимым для ядовитых стрел), словом, всем служением возвещай ту весть, которую тебе дал Иисус, предписал устав и доверила «святая Мать, Вселенская Церковь».

Стоит ли напоминать, что и в западном мире были (и остаются) свои подвижники и отшельники (рассуждение о «невидимой брани» написано венецианцем), и на Востоке бывали и есть свои Стефаны Пермские и Николаи Японские, святые просветители дальних языков, не ведавшие ни страха, ни усталости? Однако в целом и там и здесь сложилась разная восприимчивость к Евангелию, которая обращала наш внутренний слух к каким-то близким ему призывам, пропуская как не самые важные, не до конца спасительные, другие. Ибо одним всего важнее было бежать прочь от мира, пробираться туда, где укрылся сокровенный сердца человек, а иным - взяв посох и Книгу, обзаведясь китайской грамотой, по пути косичку отращивая и латинский бревиарий исправно вычитывая, не убоявшись..., как бы видя Невидимого (Евр.11,27),идти из Рима в Китай. Промыслительно встретившись на путях своих и случайно поговорив, они, аскет с Востока и миссионер с Запада, наверное, даже не поняли бы друг друга. «К чему идти на край света, коли не завершена еще борьба со страстями в душе?» «Да можно ли оставаться, когда несметное количество душ, не слышавших слова Христова, обречено вечной гибели?»

Разделение, нельзя не признать,пролегает не только по странам и конфесиям, даже не по призваниям и опытам, но восходит порой к самим истокам нашей веры. Христово: следуй за Мною (Мф 9,9...), трижды сказанное ученикам, может позвать – судя по отклику Востока и Запада – и в глубину сердца, и до краев земли. Но разве нет у него иных путей, ведущих к той же безднесо столь разной, многогранной ее  премудростью?

Здесь я рискну выбрать не совсем привычный маршрут, совмещая по возможности оба пути - внутрь себя, и во вне - к народу, ближе какого нет и дальше которого нет, к тому племени, к которому мы принадлежали когда-то и изначально им еще остаемся, а в перспективе сотериологической призваны стать. Речь не идет о популярном катехизисе для младшего возраста, который, надев очки и улыбку, мы раскрываем на подглавке с цветными картинками «Христос и дети», написанной как бы не чернилами и тростью (3 Ин. 13), а вареньем и умиленьем; лубочные там детишки, не тот Христос. Иисус учил чему-то куда более существенному, чем ласковое доброжелательство взрослого к детенышам лишь за то, что они увлажнили нам очи. Во всяком Его слове или жесте, помимо прямого, явного, сокрыт еще и иной, в безднууводящий смысл, и если начать его разгадывать - и самому миру не вместить написанных книг(Ин. 21,25). Есть книга о безумии Креста, есть  книга о подвижничестве и отсечении воли, есть другая, миссионерская, волевая, в которой все глаголы стоят в повелительном наклонении, есть книжица чудесных встреч и вразумляющих чудес, есть даже отдельная поэма о лилиях, одевающихся краше Соломона, ставшая ныне важной экологической хартией, но среди множества томов затерялась где-то и тоненькая тетрадка, на обложке которой неустоявшимся почерком написано «младенчество». В сущности, каждый из этих текстов есть Откровение, переведенное на доступные нам языки, на которых Бог говорит с нами. Многому из того, что сказано там, по словам Иисуса, еще предстоит до конца разъясниться в Царстве Его.

 

facebook twitter
Информация для заказа
  • Цена: 125 грн
Отзывы о товаре
Свечи восковые