Корзина
1183 отзыва
Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна
Контакты
ПРАВОСЛАВНЫЕ КНИГИ — ПОЧТОЙ
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+38050394-63-01МТС, Vodafone UA
+38067594-79-57Киевстар/Skype
+38093345-23-33WhatsApp/Viber
+38051236-03-38Городской
Сергей
УкраинаНиколаевская областьНиколаевул. Соборная, угол ул. Потемкинская54017
serodion1
Карта

Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна

Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна
  • В наличии

85 грн.

Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна
85 грн.
В наличииНаука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна
Купить
+38050394-63-01
МТС, Vodafone UA
  • +38067594-79-57 Киевстар/Skype
  • +38093345-23-33 WhatsApp/Viber
  • +38051236-03-38 Городской
Купить
+38050394-63-01
МТС, Vodafone UA
  • +38067594-79-57 Киевстар/Skype
  • +38093345-23-33 WhatsApp/Viber
  • +38051236-03-38 Городской
  • График работы
  • Адрес и контакты

Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна. Издатель: АДЕФ-Украина, 2012 г. Обложка: мягкая. Бумага: офсетная (белая), 324 стр., размер: 160 х 200 мм.

 

 

         

           Книга Наука о душе или «несовременная» психология. Лелик Анна

                                         Данная книга – это не просто анатомическое путешествие по недрам души, а возможность иначе посмотреть на себя и свою жизнь. Любые изменения в жизни начинаются с изменения себя – своих мыслей, чувств, поступков. Сложно сделать жизнь счастливой, желая лишь внешних перемен. Когда мы меняем себя, становятся реальными преобразования собственной жизни, выход из тупиков, преодоление кризисов, обновление чувств, реанимация совести. Говорят, что человек становится самим собой, когда вместо привычного «чего я хочу от Бога?» задается вопросами «чего ждет от меня Бог?», «какие задачи ставит передо мной?». Смысл, ответственность, счастье, любовь, вина, радость, милосердие, желания, долг – если эти слова отзываются личным значением в вашем сердце, значит нам с вами по пути.

                         Отрывок из книги  Наука о душе или «несовременная» психология.

                                                                    

                                                                 Гореть и не сгорать

                                                                        Анна Лелик

Синдром хронической усталости и синдром эмоционального выгорания — пожалуй, самые распространённые хвори души, рождающие сегодня спрос на психологов всех мастей. На этих новых болезнях делают имена, карьеры и состояния. Неудивительно, что тема эта, благодаря внезапно пришедшей популярности, стала актуальна для многих — и в светских, и в церковных кругах. Для меня было важно разобраться в природе этих явлений с точки зрения христианства.

Эти размышления — рассказ о личном опыте, о том, с чем сама столкнулась и что поняла.

                                                               

                                                   Выгорание и волонтёры

Впервые с темой эмоционального выгорания я встретилась, когда стала проводить семинары по подготовке волонтёров для работы с детскими домами. Самой мне этот синдром был чужд. Но вот факт: волонтёры, «отслужив» какой-то срок, вдруг неожиданно уходят. Сначала по делам, но дела затягиваются, и через какое-то время ребята попросту теряются из виду. Чего греха таить, не обошлось и без осуждения с моей стороны — за что я получила хороший урок. Детский дом, который до тех пор я исправно посещала, всё реже и реже стал привечать меня в своих стенах. Уважительные причины, конечно же, находились. Благо, искусством самооправдания мы владеем как никаким другим...

Тогда-то я впервые всерьёз задумалась над тем, что мифическая болезнь века под названием синдром эмоционального выгорания имеет вполне реальные очертания.

Так началась моя работа в этом направлении. Сегодня из интернета, этой бездонной ямы, можно вытянуть что угодно. Первое, что мне попалось, — это самый распространённый взгляд на выгорание как некое неправильное распределение душевных ресурсов. С интернетом сейчас легко стать «специалистом», и я быстро превратилась в «знатока» выгорания. На сайтах предлагались самые разнообразные способы справиться с выгоранием: подсчёт жёлтых машин по дороге с работы, использование кабинетов физической разрядки с резиновыми стенами и полами, визуализация своей усталости и изображение её в образах и символах. Но главное, что советовали интернет-источники, — это сохранение ресурса, забота о себе, а также позитивный взгляд на жизнь и «притягивание плюсов». Средства эти не помогали, хотя изрядно оживили наши встречи волонтёров и сделали их популярными. Это было так приятно — заниматься какими-то психологическими тренингами, упражнениями, жонглировать именами, цитатами, теориями. Благодарна Богу, что этот период был недолгим и я успела «совратить» на этом пути не так много людей.

Отрезвение наступило, когда однажды я задала вопрос своему учителю (который очень много работает и, на мой взгляд — взгляд «профессионала по выгоранию» — находится в группе риска, даже более того, согласно интернет-теориям, уже давно и окончательно должен был сгореть дотла!). Я спросила, что он думает о выгорании. Он ответил неожиданным вопросом: если есть благословение священника, то о каком выгорании идёт речь? «Вы верите в силу благословения?» — так он меня спросил.

Все мои изыскания были поставлены под удар. Как же работать теперь с волонтёрами, что отвечать на их вопросы? Но главное, как самой себе ответить на эти новые «неудобные» вопросы? А как признаться перед всеми, что всё, что мы делали до этих пор, по меньшей мере, нелепо? А нелепость эта становилась всё более и более ясной...

Но волонтёры выгорали! И с этим тоже нужно было что-то делать...

                                                      Расстаться с собой

Выгорание касается, прежде всего, людей, работающих в сфере «человек-человек», и в первую очередь затрагивает учителей, медиков, социальных работников и психологов. В поисках ответов на мои вопросы мне помогли примеры людей, всю жизнь работающих в этих сферах.

Моя учительница по литературе, Валентина Фёдоровна, говорившая нам, неуправляемым старшеклассникам, о Толстом и Достоевском, Стендале и Бальзаке так, что мы их читали! Шли в библиотеку, стояли в очереди, спешили прочесть к назначенному сроку — и не ради оценки, а потому, что судьбы Наташи Ростовой или Раскольникова нам были искренне небезразличны. Откуда у неё, женщины пенсионного возраста, из года в год брались силы говорить, чувствовать, жить этим каждый раз заново, как впервые? В коллективе такие учителя нередко слывут за юродивых, так как во что-то верят, что-то делают, к чему-то призывают — живут, одним словом, несмотря ни на что!

О выгорании медиков и их цинизме написано и сказано немало. Нечасто услышишь о противоположных примерах, но они есть. Знакомый акушер-гинеколог в отделении патологии одного из роддомов столицы. Говорит, что устаёт смертельно, порой оставаясь без нормального продолжительного сна по нескольку суток. В своей жизни он не сделал ни одного аборта. Как у верующего человека у него есть благословение Митрополита крестить детей, если нет шансов, что они доживут до приезда священника. А сколько детей, на которых «поставили крест», теперь живут и радуются жизни! Идут годы, а он назло всем теориям не выгорает, хотя устаёт и живёт на износ. Что-то в его деле даёт ему силы.

Не могу не вспомнить и Андрея Владимировича Гнездилова, который в свои весьма преклонные годы, несмотря на «опасный» диагноз, преодолевает немалые питерские расстояния и спешит к своим умирающим больным в хоспис, до позднего вечера утешая, рассказывая сказки, провожая в последний путь. Одновременно подбадривая персонал, помогая волонтёрам, беседуя с врачами...

Знают ли эти люди, что в конце 70-х в Америке был открыт синдром эмоционального выгорания и что сейчас сотрудников с подобным диагнозом там отправляют на больничный? Что-то подсказывает мне, что они не воспользовались бы подобным предлогом для восстановления своего внутреннего ресурса.

«Кто не тратит себя, становится пустым местом», — говорит Экзюпери. Эта пустота и ощущение бессмысленности знакомы сегодня слишком многим. Потеря смысла жизни — бич нашего времени. Но и социальное служение расцвело так обильно именно в наше время. Эти социальные явления словно пытаются что-то друг другу доказать, переспорить друг друга: волонтёров становится тем больше, чем больше мы погружаемся в комфорт, негу, погоню за успехом и эффективностью во всех их проявлениях.

И как радостно, что ответ не нужно искать в заумных книгах. Он давно ждёт нас в самой главной Книге: Сберёгший душу свою потеряет её; а потерявший душу свою ради Меня сбережёт её (Мф. 10, 39). Вот и стали в ряд мысли. И вопрос о благословении теперь не кажется неудобным.

                                                           Эффект предохранителя

Выгорание — друг! Именно так считает врач-психотерапевт из Германии Мартин Грабе. Его книжечка, тонкая и малопримечательная, словно ждала меня в то лето на книжном рынке. Доктор сравнивает выгорание с лампочкой-индикатором в автомобиле. Если у автомобиля включено всё, что только может быть включено, открыты все двери, работает кондиционер, гремит музыка, то рано или поздно аккумулятор сядет. Но перед тем, как это случится, загорится лампочка. Синдром выгорания является, по словам учёного, этим индикатором.

Что это дало мне? Прежде всего, понимание того, что с выгоранием не нужно бороться! Необходимо прислушиваться к себе, всматриваться в себя и своё душевное устройство, а не искать внешние причины. Не они приводят к остыванию и разочарованию — а неверная постановка цели, отсутствие чувства меры и решительное непонимание себя.

                                                                          Чувство меры

Как и во всяком деле, в социальном служении необходимо чувство меры. Ему учит история из жития Пахомия Великого. Братия монастыря, основателем которого был святой Пахомий, занималась плетением рогожек. Каждый должен был выполнять суточную норму — пять штук. И вот Пахомий заметил, что один брат вдвое перевыполняет норму (с точки зрения пресловутой эффективности, по сегодняшним меркам, этот брат был успешным человеком). Тогда святой вызвал брата к себе и сказал ему, что плести нужно установленное количество рогожек, не больше. Это, несомненно, возмутило «эффективного» монаха. «Ты зарываешь Богом данные мне таланты в землю», — негодовал он. Пахомий принял волю брата, сказав ему, что если он в действительности настолько даровит, то пусть плетёт столько, сколько может, но... при этом не выходит из своей келлии. Поскольку история эта очень давняя, то к нам дошли два варианта окончания: в первом, более оптимистичном, монах устыдился своего тщеславия, получив урок. Во втором варианте монах ушёл из монастыря. Неудивительно: успешным людям не место рядом с посредственностями. Но и не место в монастыре.

Есть установленный режим поездок в детские дома, которые мы опекаем: один раз в неделю, в определённое время, плюс праздники и форс-мажоры. Дети знают, что в назначенный час к ним приедут, поиграют, почитают, помогут подтянуть хвосты по учёбе, привести в порядок вещи. С такой «скучной» периодичностью волонтёры приносят пользу детям, и ничего сверх нормы! Сколько упрёков приходится выслушивать от волонтёров-неофитов — в том, что им не дают делать добрые дела, что вся эта психология лишь мешает. И когда я вижу «новобранца», который уж слишком усердствует в своём служении (это нередко случается на первых порах), предлагаю честно ответить на вопрос: делал бы ты это, если бы никто и никогда об этом не узнал? Те, кому хватает честности сказать себе правду, как правило, «приходят в себя» и становятся верными волонтёрами на долгие годы.

 

Книга рекомендуется Отделом по делам молодёжи при Священном Синоде Украинской Православной Церкви.

facebook twitter
Характеристики
Страна производительУкраина
Информация для заказа
  • Цена: 85 грн.
Отзывы о товаре
Добавить отзыв

0 отзывов100% положительных